Явление 10. Юлия . Успокойтесь! мои люди все сделают, все достанут мне и вам  

Явление 10. Юлия . Успокойтесь! мои люди все сделают, все достанут мне и вам

Рославлев и Юлия.

Юлия . Успокойтесь! мои люди все сделают, все достанут мне и вам. Я рад, что могу служить собрату в равном горе, и через полчаса мы покатимся каждый по своей дороге, а может быть, по одной и той же. – Вы куда?

Рославлев старший . В Петербург.

Юлия . А я оттуда.

Рославлев старший . Тамошний житель? Всегда или временно?

Юлия . Я там служу в гусарах.

Рославлев старший . Ах боже мой, так вы знаете Александра Рославлева, – он в них же служит?

Юлия . Товарищ, друг мой неразлучный, мы с ним живем в одной комнате.

Рославлев старший . А мне – брат родной.

Юлия . Неужели? Как счастливо! Следовательно, вы и мне родной, – дайте обнять себя. – А знаете, какую было он глупость сделал? мой друг, ваш братец чуть было не женился.

Рославлев старший . Чуть было? стало, опасность миновалась?

Юлия . Совершенно. Он уже вовсе об этом не думает!

Рославлев старший (в сторону) . Мои письма подействовали. (Громко.) Как я рад встрече с вами и даже прощаю почтовому смотрителю, что задержал меня. Эй! Кто-нибудь!

Юлия . Что вам надобно? Антося, Лудвися!

Сестры входят.

Рославлев старший . Шампанского!

Антося . И! Какие прихоти! в нашем местечке этого не водится. Венгерского, коли угодно?

Рославлев старший . Чего-нибудь, что душу располагает к веселью. Скорее!

Юлия . Туда, в цветничок.

Сестры уходят.

Рославлев старший . Расскажите мне о брате, пожалуйста, все, что знаете.

Юлия . Представьте себе! в его лета жениться!

Рославлев старший . И на польке, это всего опаснее.

Юлия . Почему же? Я сам поляк.

Рославлев старший . Нет! будьте справедливы, любовь к отечеству в сторону. Наши кокетки – ученицы перед здешними.

Юлия . Быть так, но братец ваш… ему совсем было голову вскружили, подговорили, заворожили, он уже готов был под венец, но я заклинал его именем вашим, не зная вас, и моею дружбою… он образумился. Вы видите во мне закоренелого мизогина.

Рославлев старший . Закоренелого! Вы еще очень молоды!

Юлия . Со дня моего рождения тверд, как кремень, и не изменяю моим правилам. Враг отъявленный свадеб и волокитства, томных вздохов и нежных поцелуев. Чуть-либо все женщины какой-нибудь благодетельною чумою исчезли с лица земли…

Рославлев старший . Я бы не охнул.

Юлия . Я также.

Рославлев старший . Я их терпеть не могу!

Юлия . Я их ненавижу.

Рославлев старший . Вечные прихотницы без толку, ни капли здравого смысла, ни шагу без видов, любезны на первых порах, но под конец докучливы.

Юлия . Самые ничтожные, бесполезные! Дайте мне руку, передадим такие же правила нашим детям.

Рославлев старший . Я надеюсь, что у меня их никогда не будет!



Юлия . Тем лучше, забот меньше.

Антося и Лудвися входят, подносят налитые стаканы.

Юлия

Стократ счастли́в, кто разум свой

Не помрачил еще любовью,

Но век проводит холостой,–

Я выпью за его здоровье.

Поверьте мне, жена для нас

Есть вечное почти мученье.

Женись лишь только – и как раз

Родятся ревность, подозренье.

Ах, то ли дело одному:

Его не мучит неизвестность,

Душе покой, простор уму

И вечная почти беспечность!

Нрав женщины имеют злой,

Капризны, что не сладишь с ними.

Чтоб избежать судьбы такой,

Останемся мы холостыми!

Антося и Лудвися устанавливают поднос с бутылками в цветнике и уходят.

Юлия . Одна есть женщина в свете, которую я люблю по самой родственной связи.

Рославлев старший . Одна уже нашлась; найдутся и более!

Юлия . Нет! двух таких не бывает; она – сердца ангельского, примерной добродетели.

Рославлев старший . О! они все ангелы! все чудесно добродетельны! где же твердость ваша? правила неизменные?

Юлия . Не ошибайтесь. Речь идет о моей сестре. Кроткое, невинное существо и так же мало заботится об нас, как мы с вами об их. Брат, отец, мать – вот кто ей наполняют душу. Здесь, например, давно ли мы остановились, и то неохотно, она уже отыскала какого-то безгласного, разбитого параличом дряхлого старика, всеми брошенного, ухаживает за ним, бережет его и благословляет случай, который задержал нас здесь, подавая ей добро творить, между тем как мы с вами от этого же случая готовы лопнуть с досады.

Антося вбегает.

Антося . Вас сестрица зовет, крайняя нужда.

Юлия . Сейчас.

Антося (ей на ухо) . Ваш муж что-то по вас беспокоится.

Юлия . Иду, я скоро ворочусь к вам.


8232360657276810.html
8232405941466631.html

8232360657276810.html
8232405941466631.html
    PR.RU™